Spes Falsa

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Spes Falsa » FLASHTIME » `clarity


`clarity

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Список персонажей, учитывая порядок ответа:
Ингвар Хансен, Вирджиния де ла Марш

Краткая аннотация:
Знакомство служанки с замком и его обитателями. Знакомство десятника с человеком, который может составить компанию за чашкой чая.

2

Погода в тот день выдалась отличная. Прохлада раннего весеннего утра окутывала Вирджинию, возвращая ее к более ранним воспоминаниям. В замке Гранмон маленькой девочкой она искренне наслаждалась приходом весны. Прогулки на лошадях, если господа долго никуда не выезжали, обычно выпадали как раз на этот период времени. А потому запах прошлогодней пожухлой травы и листьев, сладкий аромат прелых яблок, смешанный с конским потом - все это вызывало трепет юной девы.
Вирджиния скучала по родителям. Хоть и не первый раз она была в поездке с госпожой Монфор, но каждый раз разлука с домом и близкими ей людьми давалась тажко. А потому, закончив дела и будучи отпущенной графиней, девушка решила прогуляться по прилегающим к замку территориям, а заодно и познакомиться с местностью. Было не особо понятно, насколько же она здесь задержится, ибо мадмуазель Орианна была уж в очень приподнятом настроении вплоть до стен замка.
Вирджинию напускным равнодушием и утомленностью госпожи не обманешь, но подыгрывать было ее прямой обязанностью, а оттого она по примеру хозяйки опустила глаза в пол и представила, будто вокруг никого нет. Так она разнесла вещи графини, развесила ее платься, подготовила комнату для отдыха. С этим же выражением лица она помогла графине умыться и переодеться с дороги и проводила в гостиную к графу де Руа. С тем же выражением она шла вниз но крутым лестницам, моля Утешителя не встретиться ни с кем, и только ступив на улицу, девушка наконец подняла глаза.
Замок, куда они приехали был воистину прекрасен. Однако кроме красоты всегда существовала практичность, и именно вопросами подобного рода Вирджиния и решила заняться.
Здесь где-то должен быть дом для слуг, - решила она, отправляясь на поиски. Поиски были довольно недолгими, ибо буквально за углом оказалась постройка, выполненная в том же стиле, что и сам замок, только гораздо меньше, - вероятно, это оно.
Быстрым шагом, забыв о том, что где-то на телеге лежит и грустит ее тюк с бельем, девушка отправилась разведывать, что там и как. Мощная деревянная дверь, казалось, была единственным входом в здание, однако кроме кольца для стука, на ней не было ничего. Ни ручки, и щели замка. Чтож, осталось только дернуть за кольцо и опустить его несколько раз.
Дверь на подобное обращение ответила гулким эхом. Видимо внутри было достаточно большое помещение.

3

Утренние лучи солнца проглядывают сквозь дырявые стены конюшен, где-то слышан звук весеннего ручья. В стогу сена лежит тело. Кряхтит и ноет, иногда переходя на истошный вопль, уподобляясь дикому зверю в капкане.
- Давно я не пил так... сильно. - Каждое слово отдавало резкой болью в голове. Глаза долго не смогли сфокусироваться. Сейчас Ингвар был больше похож на огромный переспевший овощ, который порядочно забродил.
- Какого чёр... тьфу! - Ингвар проснулся в стогу сена, тростинки настойчиво лезли в глаза и рот, причиняя просто адский дискомфорт. Адский для нынешнего состояния Ингвара, думается, не найдётся такой вещи на Земле, что не смогла бы вывести из себя похмельного человека.
Хенсен выбрался из стога сена, небрежно отряхнулся и попытался осмотреть себя. Штаны были залиты элем, рубаха перепачкана жирными пятнами. Ингвар начал постепенно закипать. Это была его любимая рубаха! Любимая красная рубаха! И, кажется, теперь придётся искать другую, ибо воину было невдомёк что даже такие критические повреждения можно исправить.
- Я не буду больше играть на выпивку с этим дрянным лавочником. Люди здесь глупы как пробки, я не должен был выигрывать всё... - Тщетно попытавшись прикинуть в голове во сколько обошлась ему вчерашняя попойка, Ингвар решил прекратить страдать хернёй и начал двигаться к своей цели. А цель у таких людей одна - вода.
С трудом надев сапоги, что были по щиколотку залеплены комьями грязи, Ингвар пошёл искать спасительную влагу. И, немудурствуя лукаво, начал долбиться в дверь к конюху. Тот не отвечал, ставни на окнах были заперты. Судя по всему, конюх у графа, опять выслушивает разное.
- Господи, пусть только он попробует запрячь графа на охоту, я ему пальцы переломаю. Нет никакого желания трястись в седле таким. - Внезапно заржала лошадь, обрывая монолог Хенсена. Ингвара передёрнуло, но что-то в его лице изменилось. Обернувшись, он увидел скакуна в яблоках, породистого, своенравного. Было такое чувство, будто его приручили лишь недавно, он брыкался и буквально не мог устоять в загоне.
- А ну-ка, друг, спокойно... - Ингвар начал подкратываться к коню, зацепив левой рукой пустое ведро, - Давай мы не будем шуметь... - В одно движение, словно змея, Хенсен бросился к чану с водой, что была предназначена скакуну, зачерпнул сколько мог и с громким хохотом вылил на себя это ведро, уже на выходе из конюшни. Шалость удалась!
Осознание того, что на дворе ранняя весна пришло не сразу, но с первым порывом шквалистого, холодного ветра. Выругавшись про себя, он поспешил к дому слуг, воспевая свою глупость. Зачем? Всё просто. У них была чистая одежда и баня, и питьё, и пропущенный завтрак...
Перед дверями в нерешительности застыла хрупкая женская фигура. Она стучала в двери, но ей никто не открывал.
- Мадмуазель, возможно, я смогу вам помочь... - Начал будничным тоном Ингвар, но, вспомнив своё состояние, смутился и, притворно откашлившись, извинился за свой вид:
- Не придавайте значения моему внешнему виду... У меня была тяжёлая ночь...

4

Где-то недалеко заржала лошадь. Хриплый голос коня графини можно было узнать из тысячи, уж так сильно животное выделялось и по тембру и по вариабельности издаваемых звуков. В голове сразу всплыл образ отца, который еще осенью объезжал этого скакуна, находя с ним общий язык и прививая послушание. Ей же никогда не было позволено кататься на лошади, поэтому Джин в седле держалась весьма посредственно.
Девушка постучала еще раз. Не было еще и полудня, поэтому кто-то из слуг в доме должен был быть. В Гранмоне это было мертвое время: на кухне медленно готовились блюда для обеда, горничные только заканчивали свои дела и присаживались передохнуть, только лишь Вирджиния бегала как заведенная. Виной всему ее хозяйка – Орианна не просыпалась до того момента, пока солнце не прокрадывалось в ее комнату. А окна в покоях были расположены так, что первые лучи поступали внутрь только к полудню.
И каждое утро была одна и та же история – все уже отдыхали, переводя дух перед обедом или вечерним приемом, а девушка бежала, нагруженная почтой и платьями к хозяйке, чтобы, когда та проснется и окликнет ее, сразу же быть там и во всеоружии.
Из размышлений Вирджинию вывел мужской голос. Несмотря на разгар утра, человек был уже утомлен или даже быть может болен, подумалось девушке. Она даже не заметила, как кто-то подошел к ней сзади, ибо была так увлечена расчетом времени активности дома. Повернувшись, Джин отметила про себя, что голос очень подходил этому… господину.
Не малых усилий стоило сдержать подскакивающую с недоумении бровь, но де ла Марш лишь сделала вид, что поправляет волосы, смерив мужчину сочувствующим взглядом.
- Мне кажется, вам самому бы не помешала помощь, - достаточно уверенно проговорила девушка, дивясь, с каких это пор она научилась общаться с незнакомцами. Почти сразу в голове промелькнула мысль: «А вдруг это граф, я же понятия не имею что он за человек… Может надирается как свинья каждый божий день». К горлу подступил комок, Джин уже представляла, как ее бьют розгами у парадного входа. Единственное, чем она смогла сгладить резкость слов, был поклон. За столь небольшой период времени девушка отметила татуировки на лице у помятого господина, и от сердца отлегло. Дурная, думай все равно в следующий раз, что ты там собралась выдать! – нахмурила брови Вирджиния, ругаясь про себя.
- Прошу прощения, - приличия, куда же без них. И так уже была допущена невероятная оплошность, - я служанка госпожи Монфор, она только сегодня утром прибыла к графу де Руа. – подумав, что это все еще не совсем содержательно, девушка добавила, - Я ищу дом прислуги… Мне же нужно где-то остановиться.

5

"Хм, милая мордашка, да волосы, будто она совсем не из этих краёв," - оценивая служанку взглядом, думал про себя Ингвар.
- Десятник графа де Руа, к вашим услугам, - Хансен отвесил грубоватый полупоклон. Важничать здесь особо не перед кем, да и смысла в этом нет, если отморозить почки на ветру.
- На пороге разговаривают только с врагом. - Ингвар вытянул правую руку над головой девушки к дверному кольцу, грубо нарушая её личное пространство. Схватившись за ручку, он повернул её по часовой стрелке. Щеколда на той стороне поднялась вверх и дверь, как ни странно, отперлась.
- Быстрее в дом, я промок, если видите - Ингвар втолкал девушку в здание, почти насильно. У него получилось это легко, учитывая её комплекцию, - Разговоры и знакомство позже. Вы с дороги, отправляйтесь обедать. - Хенсен приветливо улыбнулся, впервые за весь разговор.
В следущий момент лицо его изменилось, нахмурив брови и придав себе грозный вид, Ингвар с помощью командирского, солдатского лая материализовал перед собой местную домоуправительницу по имени Марта. Она была старой,худощавой, ссохшейся женщиной, но на удивление быстрой и ловкой. В её движениях явно просматривалось то, что она всё свою сознательную жизнь работала прислугой.
- Марта, встречай гостей. Согрей и накорми, видишь же что человек с дороги. Вещи отнесу на второй этаж сам. - Ингвар подхватил поклажу девушки и понёс её куда-то наверх, оставляя за собой след из грязи и воды, что стекала с него. Боль теперь не прорезала голову ножовкой, но била церковным колоколом. 
В лестничном проёме Ингвар столкнулся с молодым человеком. Тюфки с вещами Хенсен конечно не выронил, но в короткой, явно дружеской по виду, перебранке успел крикнуть что-то невнятное, выдать хлёсткого пинка под зад и выдать примерно следующее: - И воды мне согрей! У твоего отца свиньи и то чище меня будут!
Оставив вещи в свободной комнате, Ингвар направился в баню. Суббота день банный, а перемыть замок прислуги задача не самая простая, поэтому и топят с утра. Придя на всё готовое, Ингвар сбросил шмотки с себя в дальний угол. Соскребая с себя последствия вчерашнего праздника, воину пришлось распустить и косу, ибо она пропиталась смрадом настолько, что терпеть не хватало сил.
К обеденному столу Ингвар вышел будто совсем другим человеком. Одетый в мешковатые балахоны, что он одолжил у прислуги, Хансен сел за стол, поближе к камину, и достал гребень дабы расчесать свою косу. Спутать с прислугой его было невозможно, ибо у слуг на поясе не весит мечей, да и таких длиных кос они не могут позволить. Граф де Руа подхватил однажды блох в лесу, на долгой охоте, да свалил всё на псаря Жана, что бул сильно лохмат. С тех пор прислугу и стригут коротко, иногда даже дев.

6

Толчок меж лопаток, и вот Вирджиния уже стоит посреди просторного холла. Надо отметить, что хоть отделка была и беднее, чем в поместье у графа, выглядело помещение все еще неприлично помпезным. Камень, какой было сложно разобрать в полумраке холла, был везде: каменная лестница, по которой вскарабкивался новый знакомый, каменные и непривычно пустые стены, каменный пол, покрытый изумрудным ковром, все просто кричало о том, что изначально этот дом не задумывался как жилье для слуг. Сквозь узкие окна еле-еле пробивался неуверенный весенний свет, расчерчивая ступени подобно шахматной доске.
Внимание девушки привлекла одна фраза, брошенная странноватым господином, он ведь уверил, что поднимет ее вещи. Но, с собой вещей никаких не было, а тюк с бельем, кажется, стоял недалеко от входа, еще когда она зашла.  «Утешь разум этот буйный… То ли у него не все дома, то ли огненная вода вчера была отменной,» - подумала с грустной усмешкой Джин. Хансен ей напоминал какого-то очень неуклюжего барда, который бы и хотел казаться кем-то стоящим, но выходило все всегда не лучшим образом.
- Это не мои вещи, - с тенью полуулыбки сообщила девушка безликой Марте. Серьезно, годы служения этому дому будто стерли с лица женщины все отличительные признаки, она была настолько непримечательной, что, отвернись, и уже не вспомнишь ее лица.
Марта в ответ лишь покачала головой:
-Подходи прямо и направо, когда закончишь с вещами, - Вирджиния встретилась с ней взглядом и поразилась, в глазах служанки плясали веселые огоньки, - там у нас кухня.
На секунду показалось, что она улыбнулась, а в следующую Марта уже удалялась вглубь здания тихими едва слышными шагами.
Чтож, ничего не поделаешь, пришлось возвращаться за своими вещами обратно к повозке, а потом тащить пахнущую горькими травами ношу обратно к постройке. В этот раз трюк с дверью был проделан успешно, не пришлось даже ждать, пока кто-либо ее откроет. Видимо, обживусь, - задней мыслью резюмировала девушка, без труда отыскав собственную комнату. Между прочим, это стало роскошью, ибо в поместье семьи Монфор она делила жилье с еще двумя горничными ее возраста. Тут же, сев на кровать и пнув свои пожитки, Вирджиния на секунду почувствовала себя знатной дамой. Но только на секунду. Она быстро сменила наряд, не преминув немного освежиться в бочонке, что стоял тут же за ширмой, и смыв с себя дорожную пыль, отправилась вниз.
На половине лестницы девушка вспомнила про оставленное в комнате чужое белье, и, решив, что это признак хорошего тона, снесла его на место. Или на то, что она запомнила, было местом расположения поклажи.
До кухни Джин добралась без труда, по большему счету просто идя на запах. А запах был весьма соблазнительным: пахло овощами и печенным мясом. Рецепторы ее не обманули, на столе и правда раскинулось не малое количество блюд. Правда, по большей части это были уже остатки, ибо время завтрака и ланча прошло, почти вся прислуга медленно, но верно начинала приниматься за дела, не преминув перед этим перекусить. Без церемоний Вирджиния опустилась за ближайшую скамью и не без удовольствия прямо пальцами подхватила небольшой запеченный картофель.

7

Когда девушка появилась на кухне, Ингвар стоял в тёмном, прохладном углу, наливая себе в глиняную кружку дрянного пива – лучше прислуге не давали. Обернувшись, он с сожалением взяглянул на девушку, та схватилась за печёный картофель голыми руками, подумать только! Для Хансена такое поведение служанки было , как это помягче выразиться, странным, ведь даже в его диких, северных краях люди уже познали прелесть столовых приборов. Но Ингвар не считал себя человеком, которому пристало нравоучать других. Он просто решил дать девушке выбор, стараясь не сильно задеть её самолюбие.
В деревянном ящике кухонного стола были разложены приборы для прислуги. Взяв пару трезубчатых вилок и пару же маленьких ножей, что были предназначены для чистки овощей, Эти приборы несколько десятилетий назад служили двору прошлого графа де Руа, они не были лишены изыска, но несмываемое пятно времени портило их внешний вид. В то время, как графские земли перешли к наследнику, тот распорядился закупить новую посуду и приборы, подражая королевскому двору.
Инвар присоединился к трапезе, сев напротив служанки, взяв себе такую же по величине порцию запечённой картошки. Вилки и ножи он положил по центру стола, позволяя девушке с лёгкостью дотянуться до них.
- Хорошего аппетита, мадмуазель, простите, не знаю вашего имени, - Ингвар убрал свои распущенные волосы за спину, дабы они не лезли в еду и хорошенько отхлебнул из кружки. Рукавом утерев пивные усы, он ловко порезал картошку на небольшие кусочки, дабы каждый из них влезал в рот. Прежде чем приступить к трапезе он сцепил пальцы и быстро произнёс молитву, что была направлена к Утешителю. Хансен с удовольствием пропустил бы этот момент, но так требовали обычаи этих мест. Он ел быстро и молча, когда трапеза была закончена, допил пиво. Всё это время он прокручивал в голове как бы подступится к этой девушке. В итоге, он решил пойти на хитрость.
- Знаете, я сообщу слепому Стефану, местному домоуправителю, что заведует делами прислуги, что Марта уже никуда не годиться. Она прямо проигнорировала моё распоряжение, касательно вас. Не знаю как у неё на родине, но в этих местах слова «накорми» и «подай объедки» неравнозначны, – Ингвар сделал крайне озадаченное лицо, с нотами глубокого разочарования. – К сожалению, Марту придётся высечь на площади и сослать из замка. Я считаю это оскорбительным, в первую очередь для себя.
В следующий момент Ингвар сделал  такое лицо, будто оставил свой кошель посреди  рыночной площади.
- Мои манеры тоже ни к чёрту. Моё имя Ингвар Хансен, я северянин и присягнул на службу к графу де Руа, дабы заполучить рыцарский титул. Строго говоря я его наёмник, но де-юре, я его вассал. А теперь, - воин достал из-за пазухи гребень и принялся расчёсывать свои волосы, немного отодвинувшись от стола, - я с удовольствием выслушаю вашу историю и то, как к вам обращаться. – В голосе Ингвара слышались строгие ноты требования, буквально принуждавшие к послушанию, лицо его при этом преобразилось, на щеках играл румянец, а на губах была доброжелательная улыбка.

8

Только первый кусочек оказался во рту Вирджинии, как она краем уха услышала какое-то движение у себя за спиной. Вот чего она предположить не могла, так это того, что ее бескультурие окажется замеченным. Не зная, что делать, девушка затолкала корнеплод в рот полностью, усиленно стараясь все пережевать как можно скорее. Посему, когда Ингвар опустился за стол, Джин смахивала на голодного кролика, запихнувшего за свои огромные щеки почти все, что находилось съестного в его клетке.
Вирджиния смущенно опустила глаза, рассматривая приборы, которые мужчина так услужливо положил недалеко. Первой идеей была необходимость их хорошенько почистить, ведь складывалось впечатление, что этим не занимался никто и никогда. Ну и то верно, ведь если подобные вещи оказались за столом у прислуги, выходит знать сочла их неугодными для себя. Интересно, это был хитрый продуманный ход, или здесь так и не научились использовать соду и золу.
Так или иначе, картофель с горем пополам был проглочен, а значит необходимо было соблюсти приличия:
-И вам приятного аппетита, господин, - Джин прикинула, почему же десятник принимает еду за одним столом с ней, совершенно непримечательной простолюдинкой, но пришла к выводу, что военное дело графом де Руа воспринималось как еще один вид услуги. В ее собственном замке воины, естественно те, кто еще не получили рыцарского титула, имели собственную прослойку – они имели больше прав чем прислуга, но до знатных господ не дотягивали. Кормили их за отдельным столом, и пару раз девушке даже приходилось подносить им блюда. История закончилась тем, что какой-то бородатый господин ухватил ее за задницу, пока она выносила кувшин с пивом. Девушка покинула залу под одобрительное улюлюканье подвыпивших служивых, а матушка после этого строго-настрого запретила помогать подавать к столу этим людям еду и напитки. Это и так не входило в обязанности Вирджинии, но госпожа Монфор в это время обычно была занята прогулками или занятиями в гувернанткой, так что Джин старалась помочь матушке. С того времени она предпочитала выкладывать кушанья на тарелки и расставлять их по подносам, а вот уже матушка доставляла все в залу.
За подобными мыслями служанка не заметила, как наполнился желудок. Она не преминула воспользоваться приборами, отметив, что почистит их как-нибудь просто для того, чтобы оказать услугу гостевому дому. Ее размышления прервал Ингвар, сетуя на безответственность Марты.
- Ох, что вы, Господин, - сердце девушки пропустило пару ударов, когда она услышала, что эту прекрасную женщину накажут ни за что, - Марта сделала все в лучшем виде! Я же сама виновата, что так долго оттягивала трапезу… - брови Джин взметнулись вверх, казалось, будто она вот-вот и заплачет. Эти эмоции были искренними, ведь как можно было ругать человека, если он сделал и так все, что смог. Девушка побоялась взглянуть на этого непонятного господина, ведь он, только что будучи с ней таким вежливым, говорил такие страшные вещи. А один неправильный взгляд мог бы стоить служанке оказаться под ударами розг вместе с Мартой.
После представления Хансена сразу стало понятно, отчего же он такой жесткий и одновременно приятный господин. Видимо, служба у графа обязывает к подобному поведению, и это уже вошло в привычку. Ну, а раз Джин здесь была просто гостьей, то, видимо, бояться было и нечего. Хотя…
- Прошу простить мою забывчивость, - быстрый взгляд на Хансена, как бы прощупывая почву. «Ничего, выглядит он вроде благонастроенным», - я Вирджиния, как уже говорила, служанка госпожи Монфор. – честно сказать Джин льстило такое внимание к своей персоне, да и вся эта ситуация будто бы возносила ее из ранга служанки б более благородную и высокопоставленную касту. – Вы можете называть меня, как Вам будет удобно, господин Хансен. У меня нет никакой истории,
я служанка, просто служанка.
- Вирджиния непроизвольно пожала плечами, ибо действительно не преставляла, что же такого о себе можно рассказать.
Девушка смущенно улыбнулась то ли самому Ингвару, то ли его бороде, будучи все еще смущенной, она так ни разу и не посмотрела в глаза мужчине.
Строго говоря, мир Вирджинии по большей части состоял из людей, чьих лиц она не осмеливалась узнать. Ведь всегда необходимо было выказывать робость и послушание, а прямой взгляд в лицо можно было расценить как дерзость. А тут уже даже Утешитель не предскажет, какие могут быть последствия.

9

- Служанка, служанка, служанка... - в задумчивости проговорил Ингвар, мотая ус на палец. - Хорошо, я тебя услышал, - узнав имя девушки воин сразу же прешёл на "ты". - Будь уверена, что Марте никто не повредит. Я знаю, что она хорошая женщина, мне просто было интересно то, насколько ты жестосердечна.
Ингвар долго обдумывал свои слова, слова Вирджинии. Мотал прядь своих волос на палец, хмыкал, вопроизводил жевательные движения, будто не находил что сказать. Хансен видел скромность, кроткость девушки, видел чувство, близкое к страху и непролившиеся слёзы. Да, Хансен постоянно держал в голове то, что девушки могут обманывать, но на данный момент эта мысль покинула его, ибо слова Вирджинии казались ему чистосердечными.
- Вирги, если ты доела, то вымой руки и будь добра оказать мне услугу, - Хансен положил гребень на стол, - заплети мне косу. А пока будешь занята этим, расскажи мне что-нибудь про свою госпожу, как её имя? Ах да, госпожа Монфор. - Воин привстал, дотягиваясь рукой до ставен, и лёгким движением вытолкнул их наружу. Комната оказалась залита утренним солнцем, прохлада, хлынувшая на кухню, покусывала кожу и здорово приводила в чувство. Ингвар сел лицом к окну, пытался разглядеть двор замка, но этому мешало солнце, заставляе Ингвара щурится.
- Пусть мне и мало дела до твоей госпожи, я не люблю сидеть в тишине. О себе ты рассказывать отказалась, поэтому я бы послушал нечто забавное. Если мне понравится эта история, я возьму тебя с собой на прогулку, так уж и быть, окажу тебе честь. - Тон Ингвара сменился на издевательско-насмешливый, но он старался убрать из своей речи и тень злобы. Девушка, сидевшая ранее напротив него и так тряслась от одного его вида, так зачем усугублять?
Все эти сословные игры были непривычны для Хасена. Нет, не подумайте, такой строй существовует и на землях, откуда Ингвар родом, просто дело в том, что большую часть своей сознательной жизни он провёл среди зверей в лесах или в дороге. Все эти социальные игры заканчивались там, где решала чистая сила и ловкость.

10

Вирджиния недоверчиво взглянула на своего собеседника, вытирая руки о лежавшее на лавке полотенце. Что в голове у этого господина? Почему он так расположен ко мне? – девушка прищурилась в недоверчивом взгляде, ведь не привыкла, что ей оказывают хоть какое-то внимание. Однако она приняла предложение мужчины и поднялась, дабы заплести ему косу. Это Джин умела делать, хоть и не особо хорошо – Орианна обычно не подпускала к своим волосам, а потому все умения были почерпнуты лишь из опыта создания причесок для мамы и других служанок.
-С чего бы начать… - она взяла в руки тонкие пряди, что разливались золотом в свете утреннего солнца, - Ну, госпожа Монфор, Орианна, она та еще особа… - с легким смешком девушка начала плетение колоска.
Чтобы скрыться от жестких солнечных лучей приходилось опускать голову и щуриться, но Вирджинию это ничуть не беспокоило.
- Однажды к ней воспылал любовью оружейник, что приехал к нам для продажи своих изделий, - волосы ловко укладывались в аккуратную косу, готорая начиналась от самой макушки, - он как увидел нас на прогулке во дворе замка, так будто подменили. Представляете, большущий бородатый мужик, уже седой почти, а трясся передо мной, когда передавал свои записки, - девушка припомнила грубые руки оружейника, все в ссадинах и копоти, и маленький потасканный клочек бумаги в них.
- Это было бы забавно, если бы после встречи, госпожа не нажаловалась графу, мол, оружейник пытался ее обесчестить… - тогда бедняге здорово досталось, и он чудом избежал плахи. Ну а Вирджиния еще долго корила себя, отказываясь быть посредником в любовных играх графини, - Бедному господину пришлось бежать из замка, чтобы уцелеть. А его оставленная повозка до сих пор стоит недалеко от ворот.
Служанка ловко завернула кусочек ленты на конце косы и взглянула на свою работу, приглаживая неудачные места руками.
- Взгляните на себя, я закончила, - робко проговорила девушка отходя на пару шагов от Хенсена. Результат был не то что бы идеальным, но вполне удовлетворительным. Однако как только мужчина перевел взгляд на нее, Джин сразу же опустила глаза в пол, пряча смущенную улыбку в уголках глаз.

11

- Хах, я не знаю этого оружейника, но его авантюризм мне по нраву. Старый интриган! - Ингвар поднялся, размял затёкшую шею, потянулся. - Он, конечно, неправ: из-за своего происхождения он не мог расчитывать на сердце госпожи Монфор, да и года не те. - После этой фразы Хансен молча исчез где-то вглубине дома, его не было около пяти минут. Вернулся он с двумя тяжёлыми плащами, вороты которых были выделанны из шкурок лесных зверей. Конечно, такого вида верхняя одежда не могла заменить шубу, но от холодных ветров весны она защищала отлично.
Нахмурив брови, Ингвар продолжил свою мысль: - Однако, я жесточайшим образом смею порицать как графа, так и госпожу Монфор, - сказал воин, бросив один плащ на лавку и начав укутываться во второй. - Мужчина, что на старости лет обладает духом и дерзостью школяра, может стать отличным слугой и верным другом. Если мы хотим хоть как-то заботиться о процветании наших земель, такие люди могут быть полезны.
Ингвар закрыл ставни, поправил висящий на поясе меч так, чтобы он не мешал ходьбе. Пытаясь выловить глаза служанки, он не отводил своего взгляда. Девушка заплела его хорошо, пусть немного и переусердствовала с силой. Ингвар списал всё это на... неопытность? В его голове начали роиться разные мысли: "Вирги говорит о своей госпоже почти как о чужом человеке и первое, что она вспонила, это её жестокость. Она нечасто заплетает других людей, следовательно и хозяйка держит её подальше от себя. Мне почти жаль эту девушку".
- Надевай плащ и бегом за мной. Я обещал тебе прогулку, я своё слово сдержу. Но и целый день тратить на тебя, Вирги, у меня желания нет. - Хансен явно напускал на себя дымку важности, пользуясь звучным, командирским голосом и тем, что являлся главой положения. Он не хотел открывать своё нутро и истинные мысли девушке, что не хотела говорить о себе, напускала на себя излишнюю, как ему казалось, скромность.
- Я проведу тебя на стену и покажу окрестности. Коль будешь ты внимательна, то и проблем в нашем чудесном замке у тебя не будет. - Хансен развернулся, и вышел из дома прислуги, больше не проронив ни слова.


Вы здесь » Spes Falsa » FLASHTIME » `clarity